Женщины Никополя: активистка Ольга Пеленис-Брачкис (фото)

Nikopolnews продолжает серию публикаций, приуроченную к Международному женскому дню. Источник материалов – Никопольский краеведческий музей. Вторая публикация, подготовленная сотрудником музея Игорем Анцышкиным, расскажет об Ольге Станиславовне Пеленис-Брачкис.

Эта женщина не была урожденной никопольчанкой, и фактически прожила в нашем городе всего 6 лет. Но успела войти в его историю. Ольга Станиславовна была женой первого директора ЮТЗ, активисткой, главой совета жен ИТР. Если бы не сталинские репрессии, кто знает, возможно, прожила бы в Никополе до смерти вместе с супругом. Но все сложилось иначе…

Вот что пишет об этой женщине Игорь Анцышкин:

Родом Ольга Станиславовна была из Латвии. Она родилась в Риге в 1900 г. В отличии от мужа изменять латышскую фамилию Брачкис на украинскую Брачко (первый директор ЮТЗ) не захотела. Ольга была обычной малообразованной работницей, с грубоватым лицом и фигурой. Но это не помешало ей в 1914 г. еще девчонкой вступить в РСДРП(б) и заняться пропагандисткой работой. Где-то на этом партийном пути она встретила бывшего латышского стрелка Петера и вышла за него замуж.

Петер Брачкис

Закончилась гражданская война, промелькнул сытый НЭП, настали времена ожесточенной коллективизации и индустриализации. В 1932 г. в Никополе был создан «Никопольстрой», приступивший к возведению Южнотрубного завода. Вскорости в город прибыл с женой будущий первый директор ЮТЗ, принявший участие в строительстве.

За все эти годы Ольга Станиславовна так и не удосужилась получить какое-нибудь образование, оставшись с тремя классами и кучей прослушанных политических курсов. Ей в Никополе было скучно. Скучали и другие жены ИТР, которые сидели дома и варились в собственном мирке слухов и сплетен. Тогда в ходу был термин – «партжены», жены парт- и совработников, ничего не делающие и живущие на зарплату мужа.

И тогда домохозяйки решили развлечься. Три решительные партдамы создали инициативную группу по созданию совета жен ИТР. Во главе – Пеленис. Помощницы – жена технического директора В. Вишнева и жена главного строителя В. Глаголева. Они быстро организовали других и в 1935 г. было избрано оргбюро жен ИТР, куда вошли инициаторы и еще четыре дамы. И работа закипела!

Бедный Петер теперь не мог скрыться от жены и в своем рабочем кабинете. Та, игнорируя секретаршу, врывалась к мужу с кучей оживленных активисток и требовала, требовала. Дамы взяли под контроль строительство детсада и СШ№10. Они гурьбой пугали поваров в цеховых столовых. Они требовали солдатского порядка и одновременно уюта в бараках-общежитиях для рабочих. В женском общежитии совет добился заправки постелей по линеечке, скатерть на столе с рюшечками украшал графин, а на комоде возвышался граммофон. Скульптуры из фаянса украшали помещение, а на стенах висели портреты вождей. Совет жен заставил оборудовать «красные уголки» с портретами вождей в цехах и в общежитиях. Там они после смены вели для рабочих кружки политграмоты. Для себя совет жен ИТР организовал кружки художественной вышивки и стенографии. Пригодится. Ведь обучившись стенографии, жена могла претендовать и на роль секретарши, убрав возможную разлучницу от мужа.

В целом жить стало лучше, жить стало веселее. Выборы, проверки, акты, резолюции и другие приметы активной жизни, давали ощущение наполненности и нужности. Совет патронировал заводской детсадик, наблюдая за правильным соцвоспитанием малышей. Когда заработала 10-я школа, совет в полном составе вошел в актив родительского комитета. Заводская газета пестрела материалами активисток о выявленных недостатках и их устранении. Так продолжалось до 1938 г. Ольгу Станиславовну ежегодно избирали руководителем женсовета, она даже ездила по заводам Днепропетровщины, передавая свой опыт женского контроля. Однако в 1938 г. органы НКВД арестовали всю верхушку руководства ЮТЗ. Их обвиняли по многим пунктам. Например, связь с врагом народа, наркомом и масоном Затонским. И Петра Брачко, и его помощников, и заместителей в большинстве своем расстреляли.

Петр Брачко

А потом взялись за активисток совета.

Ольгу Станиславовну арестовали 28 августа 1938 г. Хотя она имела партстаж до 17-го года, а в то время это уже было отягощающим фактом, многое следователи ей не шили. Она проходила по делу как жена «врага народа», ей вменялось недоносительство на преступника мужа. Суд дал ей по минимуму – 5 лет исправительно-трудовых лагерей и 5 лет «по рогам» (поражение в правах – запрет на участие в выборах и занятие выборных должностей). Пеленис не повезло, пока она сидела – началась война, а по особому указанию Сталина, по окончании срока во время войны «враги народа» и их родственники из лагерей не выпускались, максимум разрешалось спецпоселение.

После войны Ольга Станиславовна, получив справку об освобождении, уехала в родную Ригу. С Никополем у нее были связаны неприятные воспоминания – она не простила мужу его «участия» в антисоветской деятельности. Она оставалась ортодоксальной коммунисткой, преданной делу Ленина-Сталина.

4 апреля 1956 г. суд реабилитировал Пеленис – сидела ни за что (ее муж, кстати, тоже был реабилитирован – от ред.). Она опять могла смотреть товарищам прямо в глаза. Старые партработники пристроили ее до пенсии в библиотеку (после окончания очередных курсов). Ольга Станиславовна часто выступала перед пионерами, рассказывая о мрачном времени царизма и о борьбе за светлое будущее. В 1967 г., в честь 50-летия революции, она как старый большевик была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Жизнь удалась.

To Top