Женщины Никополя и окрестностей: помещица Ангелина Григорьевна Нечаева

К Международному женскому дню 8 марта Никопольский краеведческий музей подготовил серию публикаций о представительницах прекрасного пола, проживавших в разное время в Никополе или его окрестностях, чьи имена хранит история.

Первый рассказ будет об Ангелине Григорьевне Нечаевой (она же Августина Генриховна Миллер), которая попала в наши края после замужества. Проживала в селе Лукиевка (ныне территория Никопольского района). Семья помещиков Нечаевых примечательна тем, что собрала большую коллекцию предметов искусства. Многие из них сегодня находятся в Никопольском краеведческом музее.

 

Nikopolnews предлагает вашему вниманию материал об Ангелине Григорьевне Нечаевой, подготовленный сотрудником музея Игорем Анцышкиным:

Она была помещицей, она была торговкой, она была баронессой, она была матерью, она была женой, но прежде всего она была женщиной. Женщиной, на хрупких плечах которой лежало все – и села с крепостными крестьянами, и заключение контрактов на торговлю шерстью, и смерть детей, и постоянные отлучки мужа, и забота о единственном сыне. Она упорно тянула все эти тяготы, ибо она была АНГЕЛИНА ГРИГОРЬЕВНА НЕЧАЕВА.

Хотя на самом деле она была не Ангелиной, не Нечаевой, и не Григорьевной. Ее звали Августина Генриховна Миллер. А вот ее отец Миллер фон Ревенштейн действительно был барон. Он имел земли в Бессарабии, но рано ушел из жизни. Оставив троих детей – Августину, Фани и их старшего брата Иосифа.

Брат постарался поскорее устроить брак своих сестер. В ноябре 1827 г., брат благословляет брак сестры с Глебом Васильевичем Нечаевым. Нечаевы – это старинный украинский дворянский род. Они ведут свои корни от черниговских князей. Во время оккупации запорожских земель Василий Нечаев, как офицер российской армии, вместе с братьями в 1775 г. получает землю на Екатеринославщине. Он отдает сына Глеба учиться в Харьковский университет. Однако, когда отец умирает в 1821 г., Глебу приходиться из-за хозяйства бросить учебу. Вскоре уходит из жизни его мать. Обширному поместью нужна хозяйка. Во время поездки по торговым делам в Одессу он знакомится с Иосифом Миллером и тот предлагает Глебу жениться на его сестре. Подумав, Нечаев дает согласие.

Августине тоже надоело жить приживалкой у брата, и она с радостью соглашается. Она переходит в православие и становится Ангелиной. Свадьбу сыграли в Одессе, и счастливые молодожены отбыли к себе в село Лукиевку, где была главная усадьба. Но еще года два шла переписка с Миллером, который как опекун своей сестры не хотел отдавать полностью приданое, и только через суд Нечаев добился выплаты ему всех денег. Ловкому Иосифу удается избавиться и от второй сестры. Фанни выдают замуж тоже за екатеринославского помещика Яновского.

А деньги нужны были Глебу на прогрессивный экономический прожект – разведение овец-мериносов в никопольских степях. Со временем дело пошло, но таких сильных прибылей как он ожидал шерсть не принесла, хотя в убытке он не оставался.

В целом его ждало разочарование от брака с Ангелиной. Как и Ангелину от мужа. У них родилось трое детей. Выжил один – Андрей, родившийся в 1835 г. Кстати, сестра Фанни родила Яновскому 7 детей, и все умерли. Эпидемии оспы, холеры и даже чумы волнами прокатывались по украинским степям. Поэтому так много места в переписке Ангелины занимают рецепты лечебных декоктов.

А переписку она вела обширную и, главным образом, с мужем. Тесно ему было в родной Лукиевке. Хозяйствовать было скучно. Поэтому почти все время он проводил в губернском центре, где вращался в дворянском обществе. О жене вспоминал лишь тогда, когда кончались деньги. Несколько раз Глеба избирали предводителем уездного екатеринославского дворянства и нужно было соответствовать. Плюс Нечаев выбрасывал большие деньги на различные картины, скульптуры, гравюры, саксонский и английский фарфор, которые отсылал в поместье для украшения.

 

А Ангелина крутилась как белка в колесе. Собрать пшеницу, выгодно продать ее в Никополе. Провести стрижку овец и отправить шерсть концессионеру в Одессу для продажи за границу. Купить еще несколько крепостных. Наказать девку за амуры с конюхом. Найти Андрюше хорошего учителя, а не полупьяного дьячка из церкви Бориса и Глеба. Ее письма неизменно начинались фразой  Mon sher ami! Мой дорогой друг. А дальше она выливала на мужа ушат хозяйственных проблем, по причине которых отсылка денег ему задерживается. Иногда в минуту волнения она писала письма на французском языке.

Поэтому в 1847 г. Ангелина с облегчением вздохнула. Она уехала с сыном в Одессу. Андрюше надо было получить приличное образование. Она записала его в гимназию при Ришальевском лицее, на домашнее обучение. Она не хотела, чтобы ее сын, наследник князей и баронов общался – фи, какой моветон!, с детьми купцов и маклеров. Но учителя, как и в наше время, брали за индивидуальное обучение хорошие деньги. Финансовой основой должна была стать продажа шерсти. Но когда спрос на нее падал или качество было плохим, Ангелина с мстительным удовольствием писала письма дорогому другу с требованием выслать денег. Тому волей-неволей приходилось окунаться в хозяйственные проблемы. Кстати, стоило Ангелине уехать из Лукиевки, как крестьяне начали волнения и поставили вопрос руба – отчего это они крепостные, а не вольные? Ответ давал им становой пристав с помощью розг и кнутов. Это к тому, что Ангелина своей маленькой баронской ручкой держала подданных в полном повиновении.

Как бы там ни было, судьбу единственного сына она устроила. В 1851 г. Андрей закончил гимназию. Уже отроком самостоятельно поступил в школу гвардейских подпрапорщиков. Сделал блестящую карьеру – уже в 1864 г. стал гвардейским полковником и женился на княгине Вяземской.

Ангелина доживала свой век в Лукиевке. Она со слезами на глазах читала письма сына и радовалась его успехам. Глеб тоже стал чаще бывать дома, чем на выезде. Чтобы сын не ударил в грязь перед родственниками жены, супруги решили перестроить поместье и на полученные после реформы 1861 г. деньги за выкупленную крестьянами землю разбить в Лукиевке роскошный английский сад с прудами и лебедями.

Ангелина Григорьевна не дожила до воплощения проекта в жизнь. И хоть год ее смерти неизвестен, зато известно, что похоронили баронессу в ставшей для нее родной Лукиевке. Сейчас ее наследники, тоже бароны Боссе, живут в далекой Нормандии, но наши степи не забывают.

To Top