Как никопольчанин в Замбии учителем работал (фото)

Известный в Никополе и не только краевед, историк, занимающийся, в частности, темой Второй Мировой войны, Леонид Игнатенко поделился воспоминаниями о том, как он работал учителем в далекой африканской стране – Замбии. Он также опубликовал уникальные архивные фото.

Nikopolnews с удовольствием делится с вами этой историей сегодня – в День знаний, 1 сентября. Публикуем материал Леонида Игнатенко без купюр.

“В январе 1979-го года мощный межконтинентальный пассажирский лайнер ИЛ-62М, стартовавший с подмосковного аэропорта «Шереметьево-2», уносил 10 советских учителей с семьями в далекую африканскую республику Замбию по маршруту Москва – Будапешт (Венгрия) – Луанда (Ангола) – Лусака (Замбия). В их числе был и я – в то время молодой выпускник Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы, с дипломами магистра и переводчика с английского…

У каждого свои представления, ассоциации и воспоминания об Африке – все зависит от того, насколько глобализация затронула нас, а мы ее. Мне было проще – я учился в УДН, где рядом со мной в учебных аудиториях сидели сотни студентов из десятков развивающихся стран Азии, Африки, Латинской Америки. Даже быт сближал нас – к примеру, моими товарищами по комнате, где мы жили втроем, были на протяжении пяти лет Самуэль Ндериту (Кения) и Хосе Фруктоса (Боливия).

Несмотря на то, что мы были представителями более 100 стран, все мы жили одной большой дружной семьей, поэтому и расставались мы очень тяжело, с большой грустью, понимая, что возможно никогда больше не встретимся.

К счастью, в последние десятилетия появилось величайшее достижение человечества – интернет, и со многими моими дорогими однокурсниками мне удалось восстановить ранее утерянные дружеские связи.

Во время моей первой загранкомандировки я попал работать в школу-интернат для девочек (Mabel Shaw Secondary School) на севере Замбии (в этой стране обучение мальчиков и девочек раздельное), в отдаленную деревню Мбереши (Mbereshi), провинция Луапула (провинциальный центр – г. Манса (Mansa). Вторая моя загранкомандировка в Замбию была в 1983 – 1986 гг., где я преподавал в школе для мальчиков (Kitwe Boys Secondary School) в промышленном городе Китве (Kitwe).

Здесь, в Мбереши, вдали от цивилизации, за 250 километров от провинциального центра, с его жизненно важными продуктовыми магазинами, где казалось, что время остановилось на одном месте, и не движется, правительство Замбии построило после получения независимости прекрасный школьно-образовательный комплекс на 1200 учениц – в честь английской миссионерки Мейбл Шоу (Mabel Shaw), основательницы женского школьного образования в Замбии (работала в Мбереши в 1915-1940 гг.).

До мелочей был продуман и быт учителей – к примеру, мы с женой получили совершенно новый дом в учительском городке (большой зал, три спальни, санузел, кухня с «таймерной» электроплитой и духовкой, и т.д.).

Однако, о близости с дикой природой тоже не следовало забывать – в километре от деревни протекала река Луапула, где мирно жили крокодилы, а во дворе у меня жили скорпионы в норках. Далее, по пути к реке – встречались и змеи больших размеров (после встречи на тропинке с одной из них мы вынуждены были прекратить наши экскурсии в дикую природу!).

Проблема учительских кадров в Замбии была очень острой в то время, поэтому правительство Замбии приглашало «Science teachers» (физика, химия, биология, математика, основы сельского хозяйства) из всех стран мира. В итоге, в школах сложились интернациональные педагогические коллективы, где моими коллегами были учителя с Англии, Нидерландов, Индии, Мексики, Шри-Ланки, и других. Отношения с коллегами были очень дружественными и доброжелательными. Обучение было на английском – государственном языке Замбии. Помню, мои коллеги-иностранцы с большим интересом посмотрели мой диафильм о золотой скифской пекторали, найденной всемирно известным украинским ученым-археологом Б.Н. Мозолевским в окрестностях моего родного города Никополя.

Я до сих пор с большой теплотой вспоминаю своих замбийских учеников. Это были дети из различных слоев общества, в том числе из бедных. Для многих из них было большой проблемой купить обязательную школьную форму (в каждой школе она была своя!). То же можно сказать о школьных учебниках.

Во время уроков всегда стояла абсолютная тишина, поэтому мне, как учителю, было очень комфортно проводить занятия (дети тщательно конспектировали учебный материал!).

На перемене же – все дети мира одинаковы!

К крайним мерам (три удара резиновой палкой ниже спины в мужских школах, и то же, но бамбуковой палкой по ладошкам в женских школах) школьные дисциплинарные комитеты прибегали крайне редко…

В конце 1986 года, после окончания второй загранкомандировки, я получил письмо от завуча Китвинской мужской средней школы. В нем он сообщал, что группы, в которых я преподавал, по результатам годовых государственных экзаменов заняли второе место в регионе.

Я до сих пор храню это письмо.

А еще через 22 года, уже в век интернета, я встретил свое имя на одном из замбийских сайтов – это мой бывший ученик с благодарностью вспоминал свою школу и учителей, которые его учили. В их числе был назван и украинский учитель мистер Игнатенко (Mr. Ignatenko).

Если мои бывшие ученики столько лет помнят мою фамилию, значит, я оставил что-то хорошее в их африканских душах…”

 

To Top